Будь в курсе!

Дело Бухгалтерские услуги Северский район.jpg

Автосервис_Автомагазин_Северский район

Автосервис_Автомагазирн_Северский район.jpg

Родное луговое.jpg

Доставка воды

Медицинский центр в Северском районе.jpg

Полиграфические услуги в Северском районе.jpg

 

Глава 6

     С ранней весны 1863 года войска отряда приступили к постройке новых станиц на местах, с которых перед этим были вытеснены шапсуги, причем было построено 8 новых станиц на пространстве между рр. А6ином и Илем с одной стороны и р. Кубанью и предгорьями западного Кавказа с другой; эти станицы должны были войти в состав вновь поселяемого казачьего полка, который получил наименование Абинского. После проезда наместника кавказского, великого князя Михаила Николаевича, на работы по возведению станиц нового полка были назначены, по распоряжению начальника отряда генерала Бабыча, Крымский и Ставропольский пехотные полки под руководством подполковников Маняти, Михайлова и Скалозуба. Новые станицы должны были строиться на следующих местах:
На р. Абине: 1. Абинская - на месте, где было укрепление того же имени.
2. Шапсугская - у бывшего укрепления Николаевского.
3. Эриванская - на среднем течении р. Абина.
4. Мингрельская - в верховьях р. Абина. На р. Антхыре: 5. Ахтырская.
На р. Хабле: 6. Хабльская - у просеки.
7. Грузинская - в начале ущелья.
На р. Иле: 8. Ильская - ближе к ущелью.
     Войска деятельно приступили к работам,чтобы успеть к приходу переселенцев закончить возведение станиц. К 27-му мая была окончена ст. Эриванская, а 1-го июля -Шапсугская; кроме того, были построены посты между Мингрельской и Эриванской у р. Псехо и Шапсугской у р. Коджано; устроены были также дорога и просека от ст. Шапсугской по р. Абину до ст. Хабльской; к 5-му июня была окончена ст. Грузинская, а 10-го июня - ст. Ильская, после чего войска, бывшие на работах, отпущены были на покос. На первое время все новые станицы, кроме Грузинской и Ильской с двумя постами, были вооружены 12-ю подвижными орудиями, бывшими при войсках отряда, впредь до присылки крепостных орудий.
     Для заселения станиц Абинского полка было назначено:
14 офицерских и 1295 казачьих семейств; из них:
1) 9 офиц. и 563 каз. семейств из населения бывшего войска Черноморского;
2) 5 офицеров и 508 каз. семейств из Азовского казачьего войска;
3) 80 каз. семейств из войска Донского;
4) 130 семейств государственных крестьян;
5) 29 семейств женатых нижних чинов регулярных войск.
     Они были распределены по станицам следующим образом:
1. Абинская - 2 офиц. и 211 каз. сем. (из них: 11 сем. из бывшего Черном. войска и 200 сем. - Азовского каз. войска).
2. Хабльская - 3 офиц. и 213 каз. сем. (все казачьи семейства Азовского каз. войска).
3. Эриванская - 1 офиц. и 137 каз. сем. (из них 108 сем. из бывшего Черном. войска и 29 сем. женатых нижи. чинов).
4. Шапсугскоя - 1 офиц. и 132 каз. сем. (все каз. сем. из бывшего Черном. войска).
5. Мингрельская - 1 офиц. и 71 каз. сем. (все каз. семьи из войска Донского).
6. Ахтырская - 2 офиц. и 205 каз. сем. (из них: 155 сем. из бывшего Черном. войска и 50 сем. государств. крестьян).
7. Грузинская - 1 офиц и 71 каз. сем. (из них: 50 сем. из Азовск. каз. войск. и 53 сем. государственных крестьян).
8. Ильская - 2 офиц. и 223 каз.сем. (из них: 131 сем. из бывшего Черном. войска, 55 сем. Азовского каз. войска, 10 сем. войска Донского и 27 семейств государ- ствен. крестьян).
     Переселенцы бывшего Черноморского войска из двух округов: Таманского - 497 сем. и Ейского 29 сем., были направлены тремя партиями на Ново-Екатерининскую переправу, куда и прибыли постепенно:
1-я партия - 25-го апреля, 2-я партия - 1-го мая и 3-я партия - 25 мая.
Отсюда они были направлены к Хабльскому укрепленному лагерю, где их распределяли по назначенным им местам. В конце апреля в Абинский лагерь прибыла партия азовских переселенцев под командой урядника Кулика из 16 семейств:
37 муж. и 42 женщ. при 500 пудах тяжестей; партия эта прибыла морем через г. Новороссийск, остальные же азовские переселенцы были отправлены сухим путем через город Ростов и ст. Старощербиновскую также в Абинский лагерь.
Переселенцы эти, для сухопутного следования, были разделены на 3 партии, с пятью офицерскими семействами при них, которые выступили из пределов войска; 1-я - 26-го апреля, 2-я -29-го апреля и 3-я - 2-го мая. По прибытии к границам бывшей Черномории, партии эти были встречены особо назначенными офицерами, которые и сопровождали переселенцев до Абинского лагеря; в конце мая все три партии азовцев были уже на Абине. 80 сем. Донского войска и 130 сем. государственных крестьян также были направлены в Хабльский лагерь по распоряжению командира 1-й бригады Кубанского казачьего войска.
     По мере прибытия на сборные пункты и приеме их там переселенцы направлялись в назначенные для них станицы, где немедленно приступали к постройке своих жилищ. Для руководства жителей при устройстве станиц и своих домов были даны командиру Абинского казачьего полка особые указания, которыми они должен был руководствоваться. Так как в прошлом году неуспех в постройке жительских домов в станицах Адагумского полка происходил главным образом от того, что батальонные командиры и другие частные начальники, на которых была возложена воинская часть в станицах, весьма редко наряжали колонны в лес, несмотря на просьбы жителей, иногда под предлогом мнимой опасности от неприятеля, а иногда просто от малого сочувствия к общему делу, чем крайне задерживалась заготовка строительных материалов, почему, в устранение этого, в нынешнем году всем отрядными кордонным начальникам строго приказано было наряжать колонны в лес ежедневно, если не будет особо важных к тому препятствий, и ни под каким предлогом не уклоняться от этого. Ближайшее же наблюдение за исполнением этого было возложено на командира Абинского полка, который, помимо этого, должен был принять все возможные меры к скорейшему устройству переселенцев на новых местах, чтобы можно было приступить возможно скорее к сформированию строевых частей Абинского полка. Командиром вновь поселенного Абинского полка был назначен подполковник Фролов, бывший до этого командиром 21-го конного полка.
     Для охраны станиц Абинского полка и безопасного между ними сообщения были устроены две кордонные линии:
Абинская и Хабльская, состоявшие из станиц и целого ряда промежуточных между ними постов: п. Убинский, ст. Ильская, п. Афипский, п. Ново-Екатерининский, п. Аушецкий, п. Пшецызский, п. Северский, п. Сухохабльской, ст. Хабльская, ст. Грузинская, п. Алексеевский, п. Сергиевский, ст. Мингрельская, п. Андрониковский, ст. Эриванская, п. Дмитриевский, ст. Шапсугская, п. Сха6единский, ст. Абинская, п. Богундырский и ст. Антхырская. Устройство станиц в Абинском полку быстро подвигалось к концу, благодаря энергичным действиями неусыпному наблюдению как самого командира полка, подполковника Фролова, таки его ближайших помощников-офицеров. К сентябрю всех домов в станицах было окончено 743, начато постройкой 392 и вовсе не начато только 175, но и те предполагалось закончить к концу зимы. Генерал Бабыч, осматривая в последних числах июля станицы Абинского полка и посты между ними, остался очень доволен полученными результатами деятельности жителей и войск отряда. К этому времени в ст. Хабльской был окончен редюит, но жители этой станицы терпели больишой недостаток в воде и больше других подвергались болезням; ст. Ахтырская также хорошо обстроилась и обеспечила себя на предстоящую зиму достаточным запасом сена. П. Вогундырский приобрел теперь большее значение, так как сообщение ст. Эриванской с Абинской и Хабльской производилось по новому пути, проходящему близ этого поста. Ст. Абинская обстраивается и обеспечила себя запасом сена в изобилии. Ст. Шапсугская очень хорошо обстроилась и прекрасно расположена, имея сильную опору в редюите, воздвигнутом на месте бывшего укр. Николаевского. Ст. Мингрельская хотя и лучше прочих станиц наделена водой (кроме реки, протекающей у самой станицы, почти у каждого хозяина имеется во дворе колодец), но, благодаря необыкновенно сухому лету и вырубленной нами в лесу просеке, открывшей палящим лучам солнца русло реки, последняя версты на четыре вниз по течению высохла, почему жители терпели большой недостаток в воде и принуждены были гонять скотину на водопой и привозить для своей надобности воду на довольно большом расстоянии: из имеющихся же в станице колодцев вода сохранилась только в 14 и то в таком скудном количестве, что не могла удовлетворить имеющуюся в ней надобность. Постройка домов идет очень успешно и, благодаря изобилию леса, почти все дома крыты тесом.
     К 1-му августа все станицы Абинского полка и посты между ними были вооружены орудиями, снабжены снарядами в достаточном количестве и устроены были везде деревянные платформы для орудий. Вместе с переселенцами в новые станицы были назначены для исполнения духовных треб священники с причетниками из епархий: Владимирской, Калужской, Костромской и Тверской. В том же году была открыта в ст. Грузинской школа, первая в районе А6инского полка, для обучения казачьих детей грамоте. Для помещения полкового правления и штаба полка была избрана ст. Хабльская. Все переселенцы получили от казны и войска те же льготы и пособия, как и в Адагумском полку. Всего к 1-му января 1864 г. состояло жителей в Абинском полку: 3453 души мужского и 3162 души женского пола.
     Вследствие довольно сухого лета и почти повсеместного отсутствия воды, а также и непривычки переселенцев к климату Закубанского края, между ними развились всевозможные болезни, но особенно свирепствовали тифозная горячка и лихорадки, унесшие только в течение четырех последних месяцев истекшего года более 200 жизней. Осенних посевов жители не производили вовсе, так как были заняты постройкой своих домов и к тому же они были обеспечены в течение первых трех лет продовольствием от казны. Закончивши устройство станиц, командир полка, подполковник Фролов сформировал из жителей пять конных строевых сотен. Освободившись несколько от непрерывных занятий по устройству станиц, подполковник Фролов обратил свою деятельность против горцев, производивших хищнические проделки мелкими партиями. Ему достоверно было известно, что в верховьях р. Азипса и по ущельям до ст. Ильской все еще скрывались горцы, почему, желая окончательно уничтожить последние остатки этих хищников, причинявших время от времени вред жителям наших станиц, он собрал небольшой отряд из войск, бывших в его распоряжении, как начальника Абинской и Хабльской кордонных линий. В отряд этот вошли 3,5 конных сотен казаков (в том числе 1-я сотня Абинского полка, расположенная в ст. Хабльской) и 60 пластунов 9-го пешего батальона. 24-го октября, в 3 часа ночи, подполковник Фролов выступил с отрядом этим и, перейдя р. Азипс в 6 вер. выше поста, почти на первых же возвышенностях открыл горский пикет из 3 чел., но, не трогая его, скрытно двинулся далее и на рассвете приблизился к нескольким пустыми жилым аулам при истоках рр. Шужнако и Чемоза, которые и предал огню; при этом было взято в плен 55 душ обоего пола с детьми, 40 шт. баранов и 2 шт. рогатого скота. После чего вернулся с отрядом и добычей обратно в ст. Хабльскую. В уничтоженных аулах найдены были большие запасы сена и хлебав зерне, а также свежие распашки земли. Судя по этим данным, горцы вовсе и не намеревались оставлять свои аулы и переселяться к р.Кубани, хотя пленные и уверяли, что они были задержаны уборкою хлеба, после которой предполагали переселиться на указанные им места.
     При возвращении отряда в ст. Хабльскую, «на сатовке» были арестованы еще три горца с верховьев р. Азипса. Из последних происшествий в районе Абинского полка можно легко заключить, что хищники эти скрываются в верховьях р. Азипса, по ущельям между этой рекой и р. Илем, где осталось еще много горского населения, по наружности не враждебного нам, потому что горцы ездили к нам в станицы «на сатовки», но на самом деле пользовались каждым удобным случаем, чтобы причинить жителям наших станиц какой-либо вред. Донося об этом генералу Бабычу, подполковник Фролов просил разрешения по временам делать движения по этим местам, для вытеснения горцев из их жилищ и позволения брать в пользу жителей запасы горских сена и зерна, находимые войсками в покинутых аулах на верховьях речек по правую сторону просеки. Получив это донесение, генерал Бабыч остался весьма доволен деятельностью подполковника Фролова и разрешил ему и на будущее время производить подобные движения, для чего предложил передвинуть одну роту 3-го пеш. батальона из ст. Шапсугской на Хабльскую кордонную линию, где он мог еще собирать в состав отряда по роте из гарнизонов станиц Мингрельской, Эриванской и Грузинской; кроме того, приказано было полковнику Крюкову выслать одну роту из ст. Крымской в Хабльскую.
     Военную добычу и скот разрешено было делить на две равные части: одна назначалась в пользу войск, а другая - жителям станиц, пострадавших от разорения горцами. Что касается горцев, живущих еще по правую сторону просеки, то сними были запрещены всякие мирные сношения и, если бы они продолжали являться в станицы, то брать их в плен. Получив разрешение, подполковник Фролов вскоре собрал новый отряд в составе: 4-х рот пехоты, команды пластунов 9-го пеш. батальона и 4,5 сотен конных казаков (в том числе две сотни Абинского полка - 1-я Хабльская и 3-я Ахтырская). Отряд этот к вечеру 10-го ноября был сосредоточен на п. АлеКСееВСКОМ, где оставил все лишние тяжести под прикрытием одной роты первого пешего батальона с тем, чтобы они на следующий день были перевезены в ст. Мингрельскую; остальные же войска отряда в 2 часа ночи выступили вверх по р. Большому Хаблю. Перед рассветом у горы Папая к ним присоединились из ст. Мингрельской - 50 казаков первого пешего батальона и 30 чел. местной Мингрельской сотни.
     Отсюда отряд двинулся дальше двумя колоннами: первая, под начальством подполковника Фролова, состояла из всей кавалерии отряда и команды пластунов, а вторая, под начальством командира 9-го пешего батальона подполковника Ба6ыча, из остальной пехоты. На рассвете 11-го ноября подполковник Фролов с отрядом обошел г. Папай с северной ее стороны, но, кроме пустых аулов, там ничего не было найдено. Не уничтожая аулов, чтобы не обнаружить своего присутствия неприятелю, отряд двинулся далее к р. Шедигобс (Шагигобс) на южный склон хребта, как место более населенное; в авангарде шел командир 4-го конного полка войсковой старшина Головинский с двумя сотнями, остальные силы с подполковником Фроловым следовали несколько сзади, имея в арьергарде команду пластунов и стрелковую роту. Таким образом было пройдено вниз по течению р. Шедигобса около 10 верст, но все аулы уже были брошены и даже сожжены самими горцами, которые скрылись в лес. Для преследования их была отряжена одна конная сотня и команда пластунов, остальные силы отряда поспешили вслед за авангардом войсков. старш. Головинского, который в 8 час. утра достиг одного из больших притоков р. Шедигобса, где в довольно крутом овраге занял аул Хотун-Хабль и завязал легкую перестрелку с уходящими горцами; в ауле этом им было захвачено в плен одно семейство горцев и несколько штук рогатого и мелкого скота. С прибытием главных сил отряда, горцы прекратили стрельбу и быстро скрылись в трущобах, совершенно для нас недоступных, вследствие чего наш отряд также отступил, ввиду совершенной бесполезности дальнейшего преследования горцев. Пройдя назад 4 версты, отряд остановился в ауле Мишле-Хабль, откуда подполковник Фролов тотчас же разослал по окрестностям несколько команд для уничтожения брошенных горцами аулов. Окончив с успехом данное им поручение, команды к вечеру возвратились в аул Мишле-Хабль, приведя с собой захваченных ими в аулах несколько семейств и одиночных, а также крупный и мелкий скот. Потеря с нашей стороны в этот день: убит один казак Мингрельской сотни и ранен милиционер; со стороны неприятеля: осталось на месте 5 убитых, взято в плен 8 душ обоего пола, 20 шт. рогатого скота, 3 лошади и 80 шт. мелкого скота.
     12-го ноября, в 5 часов утра, отряд выступил вверх по р. Шедигобсу по направлению к горе Папай и, сжегши несколько брошенных горцами аулов, остановился у подошвы этой горы с восточной стороны; отсюда подполковник Фролов также разослал по окрестностям несколько конных и пеших команд, которые возвратились обратно в 12 час. дня с несколькими пленными, рогатым скотом и турецкого барантой. Одна команда нашла в ауле Хахо-Эфенди артиллерийский лафет полевого орудия, без колес, а в соседнем ауле той же командой найдена была артиллерийская конная амуниция. Когда все команды вернулись к отряду, после отдыхав 2 час. дня посланы были по трущобами на вершину горы Папай пластуны; стрелковая рота пошла в обход с северной стороны Папая, а конные сотни с южной, причем нами также было взято в плен несколько горцев, скот и баранов. Горцы, укрываясь, отчаянно защищались и медленно, шаг за шагом отступали в лесные трущобы; при этом особенно отличилась 3-я сотня (Антхырская) Абинского полка, нижние чины которой во главе с вахмистром Нудьгой с полным самоотвержением взбирались на крутые скалы под непрерывным дождем неприятельских пуль; на этих скалах ими захвачено в плен 3 горца и 50 шт. козлов. Особенно выдались в этом деле своей неустрашимостью казаки сотни братья Сидор и Кирилл Яриши, которые, в виду всех, взбирались по совершенно отвесной скале вышиной не менее 40 саж., выдалбливая кинжалами в скале Ямки и первыми достигли верхушки скалы. В этот день войсками отряда взято в плен 6 душ обоего пола горцев, 25 шт. рогатого скота и 75 шт. баранты. Ночевал отряд на р. Псечиако, берущей начало с г. Папай.
     13, 14 и 15 ноября поиски войск отряда были неудачны, вследствие проливных дождей и сильного тумана, позволившего горцам вполне безнаказанно скрываться. 17-го числа взято в плен 30 горцев и 11 шт. рогатого скота. С 18 по 29 ноября поиски производились по рр. Убину, Малому Убину, Большому и Малому Илю, причем сожжено было несколько аулов, убит один горец и 10 душ взято в плени отбито: 4 лошади, 8 шт. рогатого скота и 7 шт. баранов. 26-го ноября отряд выступил из ст. Шапсугской и, пройдя по ущелью Схабеды не более 5 вер., остановился на ночлег. На рассвете на другой день отряд достиг вершины Схабеды и перевалил оттуда к вершине Адерби, где и остановился на ночлег. Войска были страшно изнурены, так как путь по ущелью Схабеды был особенно труден, благодаря тому, что все ущелье было завалено срубленными деревьями; ночью пошел проливной дождь, промочивший до нитки весь отряд. 29-го ноября движение продолжалось вниз к Адерби; войска, кроме Адерби, в этот день осмотрели все боковые его ущелья, Мезипс, окрестности фальшивого (Малого) Геленджика и остановились на ночлег у бухты Большого Геленджика, близ поста; ночью опять был проливной дождь.
     30-го ноября, по случаю большой на море зыби, больные отряда не могли быть отправлены на судах, а потому их отправили сухим путем в ст. Мингрельскую под прикрытием 3-х рот 9-го пеш. Батальона и под общим начальством есаула Гришкова, а остальной отряд двинулся мимо поста Мезибского к ущельям хребта Кацегура, но проливной дождь опять помешал движению, почему и осмотрены были только ближайшие ущелья; ночлег отряда был в ауле Хурым на р. Хачлок. 1-го декабря вся пехота отряда, кроме пластунов и стрелковой роты, была отправлена с вьюками всего отряда по ближайшей дороге через п. Андрониковский в ст. Мингрельскую, а остальной отряд двинулся далее по южным ущельям Кацегузатем осмотрел ущелья до верховьев р. Хо6и и хотел спуститься к ст. Мингрельской, нов 2 ч. дня началась страшная буря и отряд принужден был возвратиться по прежней дороге. За все время последних поисков захвачена только в ауле Хурым старая чугунная мортира. Потерь с нашей стороны, кроме большого числа заболевших вследствие почти непрерывной ненастной погоды, также не было никаких. Этим подполковник Фролов закончил поиски нынешнего года.

Предыдущая                                 Содержание                                 Следующая